Мирное боснийское разъединение

 В западной части Балканского полуострова лежит прекрасная небольшая горная страна Босния и Герцеговина.

В западной части Балканского полуострова лежит прекрасная небольшая горная страна Босния и Герцеговина. Нетрудно догадаться, что состоит она из двух исторических областей Герцеговины (происходит от слова герцогство) и Боснии (название возникло по имени небольшой реки в центре страны.)

Страна эта небольшая, но порой она становилась центром многих мировых событий. Из-за споров вокруг Боснии в 1908 году чуть было не началась Первая мировая война. И всё таки, эта война началась из- за боснийских событий. В главном городе этой страны Сараево (сарай на персидском языке — значит дворец) 28 июня 1914 года молодой серб Гаврило Принцип ликвидировал высокопоставленного представителя оккупационной власти, наследного австрийского принца Фердинанда.

Во время Второй мировой войны Босния и Герцеговина стала главным местом антифашистского сопротивления в оккупированной немцами Европе. В 1984 году в Сараево прошли зимние Олимпийские игры.

Страшная беда постигла Боснию весной 1992 года. Тогда началась долгая, кровавая гражданская война, унесшая жизни сотен тысяч людей.

Это война случилась после распада Потсдамской системы безопасности. Гарантами которой выступали СССР и США. Советский Союз распался, и этот факт стал причиной многих кровавых конфликтов.

Внутренние боснийские противоречия очень глубокие и застарелые. Но как правило, они разгорались при активном внешнем влиянии. Так случилось и в 1992 году США и Германия деятельно подталкивали словенцев, хорватов и боснийцев-мусульман разваливать Югославию.

В Боснии и Герцеговине проживают три основных народа: православные сербы, боснийцы мусульмане, католики хорваты. И проблема заключается в том, что это фактически один народ – у них общий язык, общая ментальность, у них когда-то были общие предки. В несовсем далёком прошлом все боснийцы составляли один народ – сербский православный.

Переход из одной веры в другую на Балканах происходил постоянно. Это случалось даже в XX веке во время Второй мировой войны хорватские фашисты-усташи принудили насильно перейти в католичество 250 000 сербов.

Смена веры всегда происходила насильственным образом под влиянием великих держав завоевателей — Турции, Венеции, Венгрии, Австрии. Именно так в Боснии появились католики и мусульмане.

Приведу пример всемирно известного сербского режиссёра Эмира Кустурицы. Он родился и вырос в Сараево в семье боснийских мусульман. Уже совсем в зрелом возрасте Кустурица пожелал креститься в православие и объявил, что он серб по национальности. Объясняя свой поступок, он сказал, что он не переходит в православие, а возвращается к вере своего народа. Когда-то в начале XIX века предки Кустурицы приняли ислам под влиянием внешних обстоятельств. За такой поступок его соплеменники боснийцы прокляли и отказались от его.

Не только насилие и предательство было фоном драматических действий по смене веры. Ведь были и те, кто не пожелал сделать это и остался верным. Для тех, кто проявил слабость и малодушие, верные всегда являются укором и напоминанием об их предательстве. Неверные, доколе могли, чинили верным всякие неприятности и злодеяния. Убийство, насилия и грабежи в отношении верных были страшной боснийской повседневностью.

Не смотря на беззакония и насилие, верных было значительно больше, чем тех кто предал веру предков. Они старались уйти подальше от городов, где селились турки и потурченцы – в горы и леса. И время от времени из этих гор и лесов вырывались как вешние потоки отряды народных мстителе гайдуков и повстанцев, громя своих угнетателей и мстя за унижение, боль и насилие.

Всё что происходило не забыто. Все страсти и ужасы накрепко записаны в генетический национальный код. Одни помнят предательство и ненавидят предателей, другие помнят как предавали и ненавидят свидетелей своего предательства. Ненависть здесь передаётся из поколения в поколение как наследство.

Нам русским всё это сложно понять. Мы очень быстро прощаем врагов. Даже к немцам после последней страшной Великой Отечественной войны у нас нет ни то, что не навести, нет даже неприязни.

В этой балканской стране родился и вырос Иво Андрич, он был писателем и получил Нобелевскую премию за книгу «Мост на Дрине». В своём рассказе «Письмо из 1920 года» он так описывает боснийский феномен:

«Босния — прекрасная страна, интересная, совершенно необычная и природой своей, и людьми, ее населяющими. И подобно тому, как в недрах Боснии скрываются рудные богатства, здешние люди, несомненно, таят в себе массу нравственных достоинств, не так уж часто встречающихся в других областях Югославии. Но…

…Босния — страна ненависти и страха.

…фатальная черта этой ненависти в том и состоит, что босниец не осознает живущей в нем разрушительной силы, шарахается в сторону, когда ему предлагают ее проанализировать, и проникается злобой по отношению к каждому, кто пытается этим заняться. И все же факт остается фактом: людей, готовых в приступе неосознанной ненависти убить или быть убитыми по любому поводу и под любым предлогом, в Боснии и Герцеговине больше, чем в других, куда более значительных по территории и населению странах, как славянских, так и неславянских.

Это — ненависть, выступающая самостоятельной силой, находящая цель в самой себе. Эта ненависть поднимает человека против человека и затем приводит к нищете и страданиям или укладывает в могилу обоих врагов: ненависть, словно раковая опухоль, поражает вокруг себя все, с тем чтобы под конец и самой погибнуть, ибо такого рода ненависть, подобно пламени, не имеет ни постоянной формы, ни собственной жизни; она лишь орудие инстинкта уничтожения и самоуничтожения и лишь как таковая существует, причем до тех пор, пока не исполнит свою задачу абсолютного уничтожения.

… мало стран, где в людях столько твердой веры, возвышенной стойкости характера, столько нежности и умения любить, где есть такая глубина переживаний, привязанностей и непоколебимой преданности, такая жажда справедливости! Но под всем этим где-то в глубине скрываются вулканы ненависти, целые лавины накопившихся ее запасов, зреющих в ожидании своего часа.

Эту специфическую боснийскую ненависть следовало бы изучать и искоренять, как опасную и глубоко укоренившуюся болезнь. И я верю, что, будь ненависть признанной и классифицированной болезнью, как, например, проказа, иностранные специалисты приезжали бы изучать ненависть именно в Боснию.»

Босния ещё отличается тем, что её народы во внешнеполитическом отношении смотрят совершенно в противоположные стороны. Боснийцы -мусульмане ориентируются на Стамбул – Анкару – Мекку, хорваты- католики на Загреб- Рим – Берлин, Вашингтон, православные – сербы смотрят в сторону Белграда и Москвы. И нет никаких сил объединить все эти направления и сделать едиными народы Боснии и Герцеговины. Фактически Босния состоит не только из трёх народов, но и из трёх разных враждебных друг-другу государств.

Внутренние боснийские противоречия, многократно усиленные внешними влияниями, привели к последней кровавой гражданской войне. В результате этой войны оформились два государственных образования мусульмано-хорватская федерация — Федерация Биг и государство боснийских сербов – Республика Сербская. По дейтонскому мирному договору 1995 года эти государственные образования сводились в некую боснийскую конфедерацию.

После войны большинство граждан Боснии стали беженцами в своей собственной стране, они бежали на те территории, где их соплеменники составляли большинство. Когда был подписан мир, мало кто стремился вернуться обратно. Люди предпочитали в разных формах производить обмен своего недвижимого имущества. Таким образом произошло закрепление итогов гражданской войны – вместо довоенных территорий со смешанным населением появились области с мононациональным составом.

Не могу не упомянуть о роли так называемых войск ИФОР. Это был международный военный контингент, несколько десятков тысяч солдат, составленный в основном из войск стран НАТО. В задачу этого контингента входило обеспечение выполнения мирных договорённостей. Свидетельствую, что эти войска смогли в считаные дни и недели навести порядок в послевоенной Боснии и Герцеговине. Противоборствующие армии были быстро разведены и вскорости демобилизованы. Любые попытки беспорядков и вандализма тут же пресекались. Но то, что натовцы сделали в Боснии, они не торопились делать в Косово в 1999 году. Поэтому тысячи убиенных сербов и полторы сотни разрушенных церквей исключительно на совести натовских сил, пришедших наводить «порядок» в сербском Косово.

В современной Боснии создано фактически три независимых государства, которые и внешне и внутренне сильно отличаются друг от друга – хорватские анклавы утопают в национальной символике Хорватии, боснийские мусульманские территории сербы называют «джамахирией» за обилие зеленого цвета и множества минаретов, сербы стараются строить много церквей в городах церковные колокольни должны быть непременно выше минаретов, а на границах Сербской Боснии с остальной Боснией строят «пограничные» православные храмы, которые должны наглядно всем продемонстрировать, чья здесь земля.

Разделение Боснии и Герцеговины по национальному признаку есть свершившийся факт. А те, кто это отрицает и стремится вновь соединить несоединимое, кривят душой и готовят новую войну.

Вершители судеб народов с Запада предлагают такой рецепт решения боснийской проблемы – запретить народам изучать свою историю, культивировать свою культуру и религию. Народы должны перестать себя чувствовать народами, превратиться в европейцев и тогда в Боснии наступит мир. Этот рецепт является чистой фантастикой и представляет не что иное как геноцид.

Самым трезвым политиком в современной Боснии оказывается актуальный лидер боснийских сербов Милорад Додик. Он во всеуслышание говорит, что Босния разъединена внутренне уже настолько, что до распада страны остался один шаг. Недавно он заявил: — «Республика Сербская не станет вести войну, но будет «терпеливо и сохраняя спокойствие отделяться от Боснии и Герцеговины. Мирное разъединение медленно происходит, хочет кто-то это замечать или нет. Босния и Герцеговина никогда не была разделена больше, чем сейчас. И в один прекрасный день останется только это утвердить. Нужно запастись терпением и делать дело».

В начале 1990 – х годов власть в Боснии оказалась у бошняков-мусульман и хорватов, увы они не смогли мудро распорядиться ей. Под влиянием внешних деструктивных сил они ввергли страну в кровавую гражданскую войну. И сегодня мирное разделение является безусловным благом для Боснии.

Правильно будет разойтись, жить отдельно, каждому народу на своей земле, в своём государстве. Такое мирное разъединение остановит череду страшных воин и возможно излечит боснийские народы от вечной ненависти друг к другу.

Александр Кравченко

февраль 2024 года

Глава из книги «Боснийские рассказа»

Книги Александра Кравченко

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.