Дид

Сочинение русского добровольца Александра Кравченко о его деде Николае Сергеевиче Кравченко

Кравченко Николай Сергеевич отец моего отца-мой дед.

Он умер в1968 году, то есть за несколько лет до моего рождения. Сам он родился 9 мая 1906 года.

 Сведения эти у меня точные, потому что сохранились некоторые документы — военный билет, свидетельства о рождении, о браке и смерти.

 Из документов следует, что родился он на хуторе Забавном Изюмского уезда Харьковской губернии Российской империи. Сегодня этот хутор является селом и стоит на перекрёстке дорог из Харькова на Донбасс, Новороссию и Крым.

 Известны имена его родителей, отца звали Сергеем,  мать Пелагеей. Имя его деда со стороны отца было Иван, а со стороны матери Прокофий.

В том же документе сказано что по национальности Николай Кравченко был украинец. В ту  пору на Украине ускоренными темпами  шла украинизация. Надо сказать что не за долго до революции 1917 года и во время гражданской войны жители восточной части Украины себя украинцами не считали. Вот что  свидетельствует кубанский генерал  Шкуро, крестьяне Полтавщины говорили: «Якi ми украiнцы! Ми русскiе! Тiлькi ми казаки».

Слободская Украина

Исторически места где проживала семья деда именовалась Слободской Украиной или Слобожанщиной. Этот регион стал по особому образовываться на землях древнего Северского княжества (жителей его называли «севрюками»), через  постепенное доведение сюда малороссов – казаков.

 Слободская Украина входила в состав Российского государства.  Казаки с разрешения московского правительства доселялись сюда с русских земель входивших в польское государство —  Речь Посполитую. Переселение проходило весь XVII век, в это время не прекращались восстания русских людей в Польше, из-за невыносимого религиозного гнёта. Нападки на Православие болезненно переносились казаками.

    Слободская Украина была устроена как казачье особое образование . Порядки здесь отличались от принятых в Московском государстве. Русский царь перед слобожанами ставил задачу охраны  российских  пределов от набегов крымских татар. Иноземные путешественники называли эти места «землёй казаков».

Происхождение фамилии «Кравченко»

В конце  XVI​ века на всех русских землях Польши произошло востание под предводительством запорожского сотника Северина Наливайко. Войско восставших казаков именовалось  «Кравчиной»​, другое значение этого слова «казацкое братство»,​ а​ также​ атаман,​ предводитель.

Вот отрывок из стихотворения Тараса Шевченко «Тарасова нич»

«Обізвався Наливайко — Не стало кравчини! (Отозвался Наливайко — Не стало Кравчины! То есть  военного братства)» 

    Фамилия Кравченко в XVII столетии входила в состав персональной казацкой старшины армии Богдана Хмельницкого, а в XVIII столетии в состав 120 фамилий генеральной старшины и полковников «Малороссийского войска». Возможно что предки носителей фамилии Кравченко, были активными  участниками востания Наливайко, и составляли его «кравчину».

***

Хутор Забавный 100 лет назад вероятнее всего был типичным явлением малороссийской жизни — выбеленные хаты-мазанки, много зелени, тополя, пруды — ставки.

Сведений о детстве и юности  деда никаких нет.

Из того же военного билета известно что дед закончил  Народную среднюю школу г. Изюм, в 1928 году. Отучился он 6 классов. То есть учился до 22 лет, очевидно что на это обстоятельство повлияла гражданская война в России.

Дед Николай был призван в Красную армию ещё до Великой Отечественной войны, в конце двадцатых годов, что соответствало его возрасту.

Призван он был 15 октября 1928 года. Зачислен в 14 пограничный отряд. Присягу принял 23 февраля 1929 года.  Проходил службу в пограничных войсках на границе с Польшей. В армии он был пулеметчиком станкового пулемета.

В то время на всех границах Советского Союза было не спокойно. Во время службы дед получил тяжелое ранение шашкой или саблей. Рана пришлась в районе плеча. Вот как говорил отец,: » Если бы сабля прошла немного левее  то  ни тебя, ни меня бы не было». Сохранилась фотография со службы деда в армии. На нем типичная для тех лет гимнастёрка без погон и фуражка со звездой.

Из  военного билета можно узнать, что уволен в запас он с 10 февраля 1931 года, звание у него было рядовой, рост 172 см, обувь 42 размера,  и что гражданская специальность у него была электромеханик. Специальность он получил после службы в армии, а военный билет  был получен уже после Великой отечественной войны.

Где дед обучился на электромеханика не известно, но известно то что он был очень хороший специалист. Настолько хороший, что во время Великой Отечественной войны находясь в Караганде и работая на шахте он получил бронь. Хотя по возрасту вполне мог пойти на фронт.

Жизнь в Караганде

В предвоенное десятилетие в нашей стране происходили коренные преобразования. Разрушался вековой уклад сельской жизни, создавалась новая индустриальная система общества. Всё это сильно отразилось на судьбах людей в том числе и на жизненном пути деда.

В то время дед много скитался по стране, был на Дальнем Востоке, где даже  заведовал нефтебазой.

В это же время у него  образовывается семья и рождается дочь, но с этой семьёй что-то не заладилось и поэтому он  с ней не жил. Дочь деда, то есть моя тетя жила на Кубани и в последствии она уже взрослой  встречалась со своим отцом , об этом говорит сохранившаяся фотография.

Тётя Люся, приёмная дочь деда говорила, что в 1930 – е годы ему приходилось даже какое то время проживать под чужим именем. Что кстати было не так редко в те годы.

В начале Великой Отечественной войны он оказался в городе Караганда где работал на угольных  шахтах мастером по электротехнике. Эта специальность очень ценилась в то время, так что  он получил освобождение от военной службы, то есть «бронь»  во время войны, хотя и был ещё призывного возраста.

Караганда в то время стала мощным индустриальным центром. При том, что десять лет до этого   в начале 1930 годов здесь была малолюдная степь. Про большие запасы каменного угля в самом центре великой степи было известно давно. В начале XX века начались разработки угля, в том числе иностранными компаниями. В то время угольная отрасль не получила развитие из-за отсутствия железной дороги. Ближайшая станция была в городе Петропавловск, почти в полтысячи километрах от этих мест. Уголь вывозили на верблюдах. После революции 1917 года добыча угля прекратилась.

Сталинская индустриализация преобразила средний Казахстан до неузнаваемости. За десять лет был создан огромный индустриальный район – угольные шахты, металлургические заводы, химическое производство, машиностроение. Но в начале была построена железная дорога из североказахстанского Петропавловска. Железную дорогу строили крестьяне, которых выселяли во время коллективизации.

Подневольный  труд, как  и везде в то время широко использовался на строительстве нового индустриального района. Была создана система лагерей для заключённых, которую именовали КАРЛАГ. Потом стали переселять сюда представителей репрессированных народов – корейцев, немцев, чеченцев и других. Все должны  были, трудится на создании и развитии Карагандинской индустрии. Для обеспечения продуктами Караганды в её окрестностях были созданы совхозы, в одном из них – Мичуринском прошло моё детство.

Свидетельствует о высокой квалификации деда Николая тот факт, что будучи не инженером, он получал довольно большую заработную плату, по тем временам и даже по нынешним просто огромную.

 В то время (позднее сталинское) была особая система оценки работы. Которая стимулировала работников и  открывала возможности применять свои способности и таланты особенно в рационализаторских предложениях, которые приветствовались и сразу же внедрялись. Система  эта называлась «Методом повышения эффективности» (МПЭ). Эффективные предложения  не только быстро внедрялись и тут же щедро оплачивались, что дополнительно мотивировало  работников. Эта система была ликвидирована Хрущёвым в середине 1950 – х годов.

После внедрения таких нововведений рабочий мастер инженер получал очень существенную премию которая могла превышать во много раз его заработную плату, а она  тогда была невелика.

 После войны дед смог сразу купить автомобиль «Москвич», а чуть позднее и автомобиль «Победу».

После войны он познакомился с моей бабушкой Галиной Сергеевной Шеиной. Баба Галя тоже из казачьего рода, проживала со своим первым мужем в городе Орле. С началом Великой Отечественной войны её муж пропал на оккупированной территории, а она сама с двумя  малолетними детьми оказалась в эвакуации в Караганде. Жизнь у неё была очень тяжёлая, приходилось буквально выживать.

Баба Галя и дед Николай решили создать семью. В 1949 году у них родился сын Александр – мой отец, были ещё у них подросток Виктор и девочка Людмила – дети бабушки от первого брака.

Дед во время своей одинокой скитальческой жизни сильно злоупотреблял алкоголем, что, однако не сказывалось на его трудовой деятельности. И в какой-то момент бабушка ему сказала, что если он не прекратит выпивать то они расстанутся.  Дед очень ценил её и новую семью и  поборол страсти к винопитию.

Свой собственный дом дедушка с бабушкой построили сами в Караганде на улице Пермской, недалеко от городского  стадиона. Это был, вероятно,  кирпичный дом, оштукатуренный и побеленный известью. В доме было две комнаты и кухня. Рядом с домом был небольшой участок земли. В начале 1970 годов, уже после смерти деда, район, где находился дом, был подтоплен водой, из-за остановки выработки угля в близ лежащих шахтах. Сразу же после того как это случилось наша семья получила новую трёхкомнатную квартиру, в новом районе города Юго-Восток это случилось в 1972 году в год моего рождения.

 Тётя Люся любила слушать его рассказы о  жизни. Рассказы эти  был очень интересные. Вот она, молодая, красивая привозит из поездки в Каркаралинск – лесной оазис в великой степи, целую кастрюлю солёных груздей  — настоящий деликатес. Тетя Люся с радостью кормит деда груздями с варённой картошкой, а он с удовольствием ест под  рюмочку и рассказывает о своей бурной жизни. «Так уж любила я эти рассказы, а мать сердилась» — рассказывала мне моя любимая тётя Люся в последний раз когда я с ней виделся в 2000 году, умерла она через 20 лет в марте 2020 года.

На могиле деда Николая я был один единственный раз мне тогда было лет 5 или 6. Несмотря на столь юный возраст мне это хорошо запомнилось. На кладбище я поехал вместе с бабушкой Галей, тётей Люсей и её дочерью моей двоюродной сестрой Таней это я помню хорошо. Вспоминаю кладбище, могилу деда, перекус здесь же возле могилы и железную дорогу где-то рядом. Больше я никогда здесь не был.

После того как дед и бабушка создали семью они, как я полагаю на немалые доходы деда приобрели автомобиль  «Москвич».  Это случилось в конце 1940-х или начале 1950 годов. Приобретение  это было более чем серьёзное, ведь в то время жизнь в СССР была очень тяжелая, и приобрести автомобиль могли люди очень состоятельные. Случилось это ещё при жизни Сталина, к которому дед относился по особому.

В немногочисленных бумагах деда, в которых  были документы, я нашёл фотографию  Сталина. Такой портрет вождя был обычным явлением в среде автомобилистов средне советской  поры. В каком-то смысле это было выражение протестных настроений в то время когда при Хрущеве повсеместно сносили памятники Сталину. Эти портреты  выставляли на заднем, боковых и даже передних окнах  автомобиля.

Как уже сказано у деда был автомобиль «Москвич- 400» или «401». В последствие в конце 1950 –х или в начале 1960-х годов он приобрёл автомобиль «Победа». Эта машина была несравненно более высого класса чем «Москвич». Она стоила довольно дорого. Не знаю, купил ли дед новую или же поддержанную «Победу». Сохранилось фото, где дед сидит счастливый за рулём своей «Победы», которую он  очень любил.

Один мой знакомый серб, Мирослав Топалович как то размышляя о русском народе заметил что русский человек свой автомобиль любит в отличие от немца который его только ценит. И действительно дед любил свою «Победу». После первого инфаркта врачи ему запретили водить автомобиль. «Победу» решили продать. Пришёл покупатель дал деньги и пошёл забирать машину состояние деда в этот момент резко ухудшилось, так что бабушка вернула деньги и отказалась от продажи. Дед говорил:-«Когда я умру положить меня в мою Победу и так закопайте».

В середине  1960 – х годов тётя Люся вышла замуж и у неё родися сын Александр, первый дедов внук. Дед его очень полюбил. Когда маленький Саша только начал говорить, дед постоянно  просил его  сказать одно слово «ДIД», что на малоросском наречии означает  «ДЕД». И когда маленькому Саше удавалось произнести это слово, дед искренне радовался. Вероятно это украинское слово произнесённое  маленьким внуком переносило деда Николая в его детство, в слобожанские просторы, на хутор Забавный, может быть в памяти возникал образ его собственного «Дiда».

Дед умер 26 июня 1968 года. Его сыну Александру было 19 лет, смерть отца пагубно отразилось на его дальнейшей судьбе.

Умер дед от повторного сердечного приступа – инфаркта. Как рассказывают – он возвращался домой  идя по своей улице, тут застал его сердечный приступ. Он повис на заборе так и скончался. Есть фотографии с похорон, он лежит в гробу рядом стоит бабушка и родственники и мой отец-молодой человек.

Деда я конечно же не застал и родился значительно позднее его смерти, но любовь к нему и самые лучшие чувства хранятся в моём в сердце. Упокой Господи его душу. Родственники говорят что я похож на него.

Мало Российский хутор
Дед Николай и бабушка Галя
Дед Николай за рулем своей победы
Старшая дочь деда Николая

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.